Региональное
информационное агентство
Пензенской области

Чиновник с орденом Красной Звезды

Чиновник с орденом Красной Звезды
Чиновник с орденом Красной Звезды

15.02.2017, РИА Пензенской области, Нижнеломовский район, Людмила Саляева. У большинства из нас одни и те же праздники: дни рождения, юбилеи, Новый год, 9 Мая, Пасха и другие. А у некоторых есть и свои, особенные даты.

Как, например, 15 февраля – День вывода советских войск из Афганистана. Казалось бы, когда это было – почти 30 лет назад! А память до сих пор не отпускает их и каждый год заставляет мысленно вернуться туда, в горячие восьмидесятые, опалённые нещадным афганским солнцем и огнём оружия.

…Глядя на чиновников, мы обычно думаем: ну что интересного можно о них рассказать? Белые воротнички, обычная карьерная лестница вверх. И нам невдомёк, какая порой необычная биография скрывается за сдержанной внешностью кабинетного работника, который, как считают многие, тяжелее ручки ничего не поднимал.

Василия Трохина в нашей области знают как заместителя председателя Правительства Пензенской области, курирующего внутреннюю политику. А многие ли знают, что этот человек удостоен ордена Красной Звезды – боевой награды?

...О том, что он попадёт в Афган, стало ясно уже на сборном пункте, куда за призывниками явились «покупатели»: майор и сержант, пензенский родом. Стоило последнему раздеться по пояс, как призывники сообразили: впереди – Афганистан. Отбирали спортсменов – сильных, ловких, выносливых. В их число попал и парень из сельской земетчинской глубинки. А потому, когда новобранцев привезли в «жемчужину» Средней Азии – Фергану, развеялись и последние сомнения: их ждала дорога туда – в незнакомые, суровые и враждебные горы Гиндукуш. Неудивительно, что род войск оказался самым элитным – ВДВ. Получилось, что это один из друзей напророчил ему судьбу боевого солдата, когда на проводах вдруг ни с того ни с сего во всеуслышание заявил: «Он пойдёт в Афганистан». Семь месяцев подготовки с тактическими занятиями в горах – огневыми и спортивными, и Василий Трохин оказался в составе Ограниченного контингента советских войск в Афганистане.

База 345-го полка стояла в Баграме. Но, как признаётся собеседник, если посмотреть на карту Афганистана, мало точек найдётся, на которых ему не пришлось бы побывать.

«Боевое крещение» получил в Панджшерском ущелье в декабре 1984-го, в первый год службы. Тогда 8 солдат с тяжеленным ДШК (ДШК – станковый крупнокалиберный пулемёт, прицельная дальность по наземным целям составляет 3 500 метров, общая масса пулемёта /на станке, с лентой и без щита/ — 181,3 кг) первыми десантировались в горах и прикрывали десантирование полка, перед которым стояла задача освободить господствующую высоту, занятую душманами. Бои шли трое суток. Убитых не было, а ранения получили семь человек, среди которых оказался и наш земляк. Вертолёт сразу забрать их с высотки не смог: площадка простреливалась, а потому пришлось спускать вниз на руках. Василий, раненный в ноги, шёл сам, держась за плечи товарищей. Только через трое суток его прооперировали в Баграме, и в тот же день к вечеру он уже был в госпитале в Ташкенте. Потом были госпитали в Ростове и в Саках, а потом… снова Афганистан!

– Не страшно было?

– В первые месяцы особого страха не было. То ли недопонимали всей опасности, то ли молодого задора много было, – говорит Василий Иванович.

Он прав. Как отмечали исследователи, желание подвигов, боёв, желание показать себя «настоящим мужчиной» – это было. «И пошло бы это очень на пользу, окажись рядом с молодыми ребятами кто-нибудь постарше, – вспоминал командир батальона М. М. Пашкевич. – Тогда бы этот юношеский порыв и энергия компенсировались спокойствием и житейской мудростью. Но солдату 18 – 20 лет, командиру взвода 21 – 23, командиру роты 23 – 25, а командиру батальона хорошо если 30 – 33 года. Все молоды, все жаждут подвигов и славы. И так получилось, что это замечательное человеческое качество порой приводило к потерям».

НАША СПРАВКА. Всего за период с 25 декабря 1979 года по 15 февраля 1989 года в войсках на территории Афганистана прошли военную службу 620 тысяч военнослужащих. Безвозвратные потери в Афганской войне (убитые, умершие от ран, болезней и в происшествиях, пропавшие без вести) – 15 031 человек: советская армия потеряла 14 427, КГБ – 576 (в том числе 514 военнослужащих погранвойск), МВД – 28.

Санитарные потери — 53 753 раненых, контуженных, травмированных; 415 932 – заболевших. Из заболевших: инфекционным гепатитом – 115 308 человек, брюшным тифом – 31 080, другими инфекционными заболеваниями – 140 665.

Из 11 294 человек, уволенных с военной службы по состоянию здоровья, остались инвалидами 10 751. В итоговых цифрах не учтены военнослужащие, умершие от ран и болезней в госпиталях на территории СССР.

В исследовании, проведённом офицерами Генерального штаба, приводится оценка безвозвратных людских потерь 40-й армии в 26 000 человек.

По официальной статистике, за время боевых действий на территории Афганистана попало в плен и пропало без вести 417 военно-служащих (из них 130 были освобождены в период до вывода советских войск из Афганистана).

Василию Трохину повезло. Свой «интернациональный долг» он исполнил до конца. С Афганской войны вернулся в 1986 году живым. С боевыми наградами. И с тяжёлым грузом воспоминаний. Говорят, Афганистан до сих пор болит в душе солдат. А ещё многих до сих пор преследует ностальгия: их тянет туда, в дикие горы Гиндукуша, в горячие каменистые афганские пустыни и сухие степи, где они рисковали жизнью и теряли друзей, где «шурави» (так звали русских и всех советских афганцы) опасность подстерегала на каждом шагу: есть пример, когда после одного боя, закончившегося поражением спецназа, старики и подростки из ближайшего кишлака прочёсывали местность и добивали раненых спецназовцев мотыгами и лопатами. Часто местные жители давали ложную информацию советским солдатам, заводили их в засады...

И всё равно память часто возвращает их в эту дикую, на 80 процентов покрытую горами страну. И многие ездили туда! А Василию Трохину с ностальгией помогают справиться ежегодные встречи с однополчанами, которых сроднил чужой Афганистан.

– Да надо ли обо мне писать в вашей газете? – сомневался зампред. – У вас в районе свои «афганцы» есть.

– Есть. И регулярно пишем про них. И не только про них. Однажды я писала о Герое Советского Союза из Подмосковья, о котором узнала из центральной прессы и история которого тронула меня. Об Александре Корявине…

– Тот, что заслонил собой командира, повторив подвиг героев Великой Отечественной? – оживился Василий Иванович. – Он на полгода моложе меня, служил в разведроте в соседнем 357-м парашютно-десантном полку…

– Спасённый командир Андрей Ивонин потом его именем дочку назвал. Знаю об этом из писем мамы Александра, Евдокии Ивановны, которую мы с сыном навещали в Сергиевом Посаде.

– Помню-помню историю того героического парня, – задумчиво сказал собеседник и замолчал. Видимо, мысли снова вернули его туда, в «Афган» его юности...

Интервью    Люди
Поделиться
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Мировые новости