Региональное
информационное агентство
Пензенской области

А.Бурлаков: «В сфере сельского хозяйства мы перешагнули порог зависимости от импорта»

А.Бурлаков: «В сфере сельского хозяйства мы перешагнули порог зависимости от импорта»
А.Бурлаков: «В сфере сельского хозяйства мы перешагнули порог зависимости от импорта»
06.10.2017, РИА Пензенской области. Олег Хильчук. В Пензенской области небывалый урожай сельскохозяйственных культур, особенно зерновых, чего не было уже более тридцати лет.

Минсельхоз России осторожен в оценках итогового валового сбора из-за неблагоприятных погодных условий в ряде регионов, но сегодня убрано 85% посевных площадей и намолочено почти 122 миллиона тонн зерна. Специалисты с  уверенностью говорят о том, что будет собран рекордный урожай, может быть, за всю историю России.

Об этом и успехах местных аграриев мы попросили рассказать министра сельского хозяйства Пензенской области А.В.Бурлакова. 


— Андрей Вячеславович, вас с коллегами можно поздравить с большим урожаем?

— Он еще до конца не собран, но мы фактически уже по зерновым получили рекордный урожай за всю современную историю области. Собрано более 2,3 млн тонн зерна , и рассчитываем, что можем превзойти уровень в 2,5 млн. Плюс наверняка по сахарной свекле перейдем за 2 млн тонн. И по остальным культурам ожидаются неплохие результаты по валовому сбору.

— В Госдуме недавно были общественные слушания «О мерах поддержки сельского хозяйства в проекте бюджета на 2018 год и на плановый период 2019-2020 года», на которых говорилось о сохранении уровня госфинансирования агропромышленного комплекса и о том, что сегодня сельхозпроизводителей не радуют цены на зерно. Поднимался вопрос о необходимости интервенций на зерновом рынке. И действительно: урожай-то собрали, а цены на зерно не ахти. Будет ли отдача у сельхозпроизводителей от такого урожая?

— На сегодня уровень цен, конечно же, не соответствует ожиданиям наших селян — он ниже себестоимости зерна. Но так складывается ситуация на рынке. Нужно понимать, что в России рекордный урожай зерновых культур. Причем такая тенденция второй год подряд. Это отражается на стоимости и запасов зерна, и нового урожая.

Свой отпечаток накладывает сложившийся спрос на зерновые и другие продукты. Мы производим больше продукции, чем потребляем внутри страны. Это касается и сахара, по которому мы второй год выходим с серьезным профицитом и на который существенно снизилась цена. В этом году ожидается хороший урожай гречихи, отчего ее стоимость снизилась, как и по другим основным сельхозкультурам.

Да, наверняка наши товаропроизводители не смогут получить ту прибыль, на которую они изначально рассчитывали. Но если говорить в стратегическом плане, в отдаленной перспективе мы в России столкнулись наверно впервые с такой ситуацией, когда почти всего произвели больше, чем потребляем. То есть в сфере сельского хозяйства мы перешагнули порог зависимости от импорта по основным продуктам питания.

Теперь из страны, которая активно ввозила продукцию, начинаем превращаться в экспортера. И теперь всем нужно учиться управлять этими процессами. Сейчас же они регулируются по факту.

Конечно, никто не ожидал, что Россия произведет столько зерна. Сначала прогнозировали 105 млн тонн, потом 110. Сейчас уже говорят о 125 миллионах. Это абсолютный рекорд в современной истории России и даже Советского Союза.

— Помнится, СССР закупал зерно в Канаде, США за нефтедоллары.

— Да, с середины 60-х годов мы начали активно закупать. Доходило  до того, что ввозили по 25-30 млн тонн. А в прошлом году мы отправили на экспорт 35 млн. В этом году вывезем около 40 млн, и для этого создается дополнительная инфраструктура.

Государство прилагает соответствующие усилия для того, чтобы нарастить экспорт продукции. Мы же принимаем меры для увеличения масштабов хранения и объемов внутреннего потребления зерна. Для нас это важно. Все-таки наш регион удален от точек сбыта, морских портов. У нас нет такой крупной судоходной реки, как у соседей в Саратовской области, где имеются погрузочные терминалы. Поэтому мы должны продолжать вводить новые, современные мощности по элеваторному хранению.

Из Пензенской области крайне проблематично везти зерно за полторы тысячи километров на отгрузку к точке реализации. Вся инфраструктура Советского Союза была заточена на ввоз продукции и хранение, а не на вывоз и хранение. Это совершенно другое движение продукта.

Тем не менее, за последнее время мы ввели новые современные элеваторы, увеличили объемы хранения. Иначе мы с такими объемами зерна просто-напросто не справились бы. Мы освоили новые технологии хранения в рукавах, в которых сейчас находится большое количество зерна.

— А что это за рукава?

— Рукав по форме похож на чулок или полиэтиленовый полукруг длиной до ста метров. Зерно просушивается, а затем закладывается туда на хранение.

— В чем преимущества такого способа?

— Не нужны большие инвестиции в создание стационарных хранилищ. Рукава укладываются прямо на площадях элеваторов, что удешевляет и увеличивает их мощности. Эта технология уже третий год применяется у нас, и она помогает справиться с большими объемами зерна.

Плюс мы построили очень много современных складских помещений (кроме элеваторных непосредственно на предприятиях). Рассчитываем, что ажиотаж пройдет, и цены на зерно отчасти повысятся, что уже почувствовали наши южные коллеги. Может получиться так, что стоимость зерна  восстановится, и тот, кто положил его на хранение, может выиграть. В США прошли два крупных урагана, от которых существенно пострадали посевы. Были проблемы с погодой и в Европе.

Кроме того, нам нужно наращивать внутреннее потребление. В первую очередь через животноводство, переработку. В этой связи у нас в области запущены новые проекты, которые будут генерировать потребление зерна, которое мы производим.

Это касается, прежде всего, ГК «Дамате», удвоившей объемы производства мяса индейки. В январе должен заработать новый завод в Нижнеломовском районе. Сейчас под эти мощности переработки строятся птичники, куда уже завозится индейка. Работает современный комбикормовый завод, строятся дополнительные мощности под производство комбикормов.

В Пензенском районе ПАО «Группа Черкизово» начато строительство двух свиноводческих площадок на 80 тысяч голов.

Плюс в Лопатино компания «Лопатинский бекон» на 40% построила завод по выпуску трех тысяч тонн свинины в год. В следующем году должны запустить производство.

Кроме того, активно начинаем заниматься глубокой переработкой зерна. ГК «Алкон» намерена создать завод по переработке 250 тысяч тонн пшеницы в год. Сейчас ведется подготовка проектно-сметной документации, подбирается оборудование, ведутся переговоры с производителями оборудования.

Все это стимулирует увеличение внутреннего потребления зерна. В США свыше ста таких крупных заводов, в России два.

— Как быстро построят у нас?

— Это серьезный проект стоимостью в 15 млрд рублей. В конце этого года - начале следующего должны завершиться проектные работы, дальше пойдут переговоры по кредитованию. Если все будет нормально, то можно рассчитывать, что компания в следующем году зайдет на территорию агропромпарка «Сердобский», где подобрана площадка. Строительство продлится два года.

— Получается, сельское хозяйство потянуло за собой смежные отрасли: и переработку, и промышленность…

— Конечно. Не зря же говорят, что одно рабочее место в сельском хозяйстве создает семь и более в смежных отраслях. А переработка создает не только рабочие места, но и продукт с более серьезной добавленной стоимостью. Транспортные издержки в этом товаре будут занимать меньшую долю в его стоимости, чем, допустим, у зерна.  

— На днях показали телесюжет из Китая о том, что в одном из городов на 40% выросло потребление российского мороженого…

— По Китаю принято постановление Правительства Российской Федерации о создании объединенной экспортной компании, которая будет оказывать содействие в поставке готовой продукции в эту страну. Планируется удешевление стоимости перевозок. Планируется, что в Калужской области откроют специальную станцию, где будет формироваться экспресс, который доставит по железной дороге контейнеры с продукцией до китайской границы. При этом производителям будут субсидировать стоимость транспортных затрат в пределах России. Наша область также в этом проекте планирует участвовать. Это хорошая возможность найти новые рынки сбыта.

— Похоже на кооперацию в масштабах страны.

— Это централизация, скажем так. Причем экспресс должен в максимально короткие сроки доставить состав до таможни.

— Таким образом повышается конкурентоспособность российской продукции…

— Да, продукция удешевляется, что выгодно производителю, который станет рассматривать Китай как долгосрочный рынок сбыта, куда, кстати, Пензенская область уже поставляет товары. Но появится дополнительный стимул.

— В чем секрет успеха нашего сельского хозяйства? Санкции?

— Они сыграли свою положительную роль, легли на подготовленную почву. Сельхозпроизводство активно развивалось, но было сложно бороться за рынки сбыта. Причем внутри страны. Введение санкций, девальвация рубля сделали российскую продукцию конкурентоспособной. Мы достаточно быстро смогли восполнить нехватку продуктов питания. Если раньше закупали сахар на Кубе, Украине, то в прошлом году Россия впервые произвела его больше, чем потребляет. В этом году также ожидаем, что на миллион тонн больше произведем.

В области у нас три сахарных завода — каменский, бековский и земетчинский. Если мы переработаем более двух миллионов тонн свеклы, то выйдем примерно на 260 тысяч тонн сахара. В прошлом году было 240 тысяч.

— А если сравнить эти данные с советским периодом?

— Мы кратно увеличили производство. В советские времена мы выращивали в среднем около полумиллиона тонн свеклы. Сейчас приблизительно в четыре раза больше. Соответственно, выросла и переработка. Сейчас Пензенская область производит примерно в пять раз больше сахара, чем потребляет.

— Как известно, у нас зона рискованного земледелия. Не так просто вырастить хороший урожай. Что повлияло на рост производительности в сельском хозяйстве? Погода, мелиорация, поддержка государства…

— Это комплекс факторов. Прежде всего, научились работать с новыми технологиями — более разумно и грамотно. Научились правильно подбирать качественный посевной материал. Кратно увеличилась химизация сельского хозяйства. За счет применения минеральных удобрений существенно повысилась урожайность.

Кратно увеличили защиту растений, без которой не обходится практически ни одно предприятие. И все это дало свои результаты. В этом году отдельные предприятия получили урожай до 90 центнеров с гектара. А результат в 45-50 центнеров по определенным зонам у нас теперь норма, и даже не вызывает удивления. Хотя еще каких-то десять лет назад такие цифры, наверно, повергли бы в шок. В советские годы средняя урожайность была 20-22 центнера. Сказалась и поддержка государства.

По завершении полевых работ, как только у людей появляется свободное время, проводим обучение с руководителями, со специалистами предприятий.

Происходит обмен опытом — сельхозработники ничего не скрывают от коллег, потому что у нас нет конкурентов, как в других сферах. В сельском хозяйстве никто не может стать монополистом, занять доминирующее положение на рынке. Даже наш регион со своими двумя миллионами тонн зерна не может быть монополистом. Поэтому утаивать технологии нет никакого смысла. Руководители, специалисты честно делятся своим опытом. Успехи соседа всегда вдохновляют других к достижениям.

— Какие инвесторы, кроме «Алкон», приходят на пензенскую землю заниматься переработкой?

— Одобрен проект по выращиванию грибов — инвестиции составят более миллиарда. Уже начата работа на площадке в Сердобском районе.

Китайские инвесторы активно вкладывают средства в земледелие.

Продолжают работать на нашей земле и прежние компании. Например, французская по переработке сахарной свеклы «Сюкден». Работают представители Сингапура («Русмолко»), турецкие компании, китайские. Румынские инвесторы в прошлом году в Камешкирском районе начали производство продукции. Немецкая компания будет заниматься переработкой молока. Так что список очень большой.

— Сейчас у нас выращивают сою, которая до недавних пор была популярна на юге страны.

— Мы пришли к этому, потому что развивается животноводство. Соя – это незаменимый белок. И мы не видим, чем ее можно заменить в ближайшее время. Хотя есть наработки по производству люпина, который тоже является кормовой культурой. Сою выращивают на площадях в пределах 30 тысяч гектаров, она уже становится для нас традиционной культурой.

За последнее годы мы серьезно увеличили производство кукурузы на зерно. Три года уже занимаемся. Без кукурузы сейчас немыслима работа ни одного животноводческого предприятия.

Увеличили посевные площади бобовых культур. Это традиционный горох. Плюс ввели новые культуры. Идет активное расширение чечевицы – в этом году ею было занято около девяти тысяч гектаров. Начинали производство три года назад с нуля.      

Буквально за три-четыре года увеличили производство масличного льна, который идет на экспорт в страны Европы. В химической промышленности этот продукт используется как биодобавка, а также применяется при изготовлении лакокрасочных изделий.

Занимаются наши аграрии и выращиванием конопли — в регионе посеяно более двух с половиной тысяч гектаров. Это в России один из крупных показателей, потому что ей практически перестали заниматься. Рассчитываем внедрять переработку волокна конопли: из него можно получать достаточно качественные продукты — вплоть до целлюлозы. Изучаем и этот опыт. Если здесь существенно продвинемся, то сможем использовать те земли, которые не слишком плодородны и где сложно выращивать зерновые культуры. Конопляное производство даст хорошие перспективы для развития промышленности.

— В советские времена коноплей были заняты многие земли.

— До массового появления подсолнечника масло из конопли было основным в рационе питания россиян. Но подсолнечник вытеснил коноплю, и мы перешли на употребление подсолнечного масла.  Кроме целлюлозы, из конопли можно делать порох, утеплители, одежду и так далее. У культуры достаточно широкий спектр применения.

— Когда-нибудь у нас арбузы выращивать будут?

— У нас есть фермеры, которые занимаются этим направлением. К примеру, в Башмаковском районе. Но арбуз – это все-таки не наша культура. Конкурировать с Волгоградской или Саратовской областями крайне проблематично, особенно в такие года, как нынешний. Я, к примеру, этим летом на даче выращивал арбузы, но их активный рост начался лишь в июле… Кто-то экспериментирует с бахчевыми, но здесь небольшие объемы, как и по винограду. Пока рискованно заниматься арбузами в промышленных масштабах.  

 — Судя по тому, что вы сказали выше, в следующем году у нас ожидается рост производства мяса, молока и куриного яйца.

— За счет увеличения производства мяса индейки будет серьезный прирост. В 2019 году ожидаем увеличение производства свинины.

Что касается молока, то в следующем году две компании планируют строительство заводов. Поэтому через два года ожидаем определенный скачок в молочном производстве.

По куриному яйцу у нас нет особо крупных производителей. В Каменском районе запускаем фермерский проект – Птицефабрику «Знаменская» на 150 тысяч голов кур-несушек. Область будет в год дополнительно производить где-то 50 млн куриных яиц в год. Сейчас завершается строительство первой очереди.

Конечно, таких гигантов, как в Мордовии у нас не будет. Но, может и не надо, потому что у нас  должна быть своя специализация – например, по индейке. Здесь планируем запустить еще проект по содержанию  родительского стада в Никольском районе. Таким образом, сможем получать яйцо индейки уже на пензенской земле, а не завозить его из-за рубежа.

— Здесь тоже идет импортозамещение?

— Да. В определенной степени идет расширение производственного спектра.

— А коров по-прежнему закупаем за границей?

— Закупку резко сократили. Потому что нужно постоянно обновлять племенной материал. Компания «Русмолко» реализует свой первый проект по телячьей деревне на 5,5 тысяч голов, по выращиванию нетелей в Кузнецком районе. Сейчас компания развивает свои мощности.

— Возвращаясь к уборочной страде, как считаете, сохраним урожай, который собрали?

— Нужно вводить новые мощности по хранению. Требуются дополнительно современные элеваторы, и они сейчас строятся. Целый ряд проектов уже реализуется. Плюс на базе существующих хранилищ планируется введение новых мощностей. Так, на Башмаковском элеваторе будет серьезное увеличение площадей в следующем году. Также в Тамалинском, Колышлейском, Кузнецком районах.

По картофелехранилищам у нас компания «Агрофирма «Раздолье» в этом году вводит в эксплуатацию площади почти на 19 тысяч тонн. Всего у нее порядка 37 тысяч единовременного хранения. В прошлом году компания реализовывала свою продукцию в региональной торговой сети «Караван» вплоть до марта включительно.  

— Как сейчас торговые сети принимают товары наших производителей?

— За последние три года ситуация изменилась кардинально. Понятно, что у каждой сети есть свои требования, и мы помогаем производителям их выполнять. Но у аграриев есть понимание того, что нужно производить товар, который должен соответствовать определенным критериям, чтобы попасть на прилавок. Этого хочет покупатель. Ведь торговая сеть не может продавать товар, который не хотят покупать. Должны быть соответствующие упаковка, маркировка, ценообразование.
Это сложный процесс, и мы этим постоянно занимаемся. Каждый квартал проводим встречи товаропроизводителей с представителями торговых сетей. Такие встречи курирует лично губернатор. Мы подводим итоги, смотрим, анализируем, где какие сложности. И стало заметно, как присутствие наших товаров в торговых сетях увеличивается. И не только в области. Свою продукцию поставляем во все субъекты Российской Федерации и в 30 стран дальнего и ближнего зарубежья.

— Почему пензенское молоко дороже мордовского? Или в магазине мы видим редиску из Израиля, которая дешевле?

— Смотря какое молоко. У нас несколько производителей молока.

— Например, «Молком».

— Этот товар позиционируется как продукция среднего, высшего и даже премиум-сегмента. Соответственно, и цена такая. У нас есть другие производители, в Тамале, Лопатино, Неверкино, Вадинске, Каменке – всего 13 заводов. У них иная упаковка и другая стоимость. Если брать среднюю цену, то наше молоко — самое дешевое в Приволжском федеральном округе. По среднему показателю повседневного набора социально значимых продуктов, которые потребляют широкие слои населения, Пензенская область находится на восемьдесят первом месте в России среди 85 субъектов. То есть у нас стоимость продуктового набора — одна из самых низких. Поэтому наш продукт в целом не только один из самых качественных, но и самых дешевых.

Что касается редиса, то его мы в промышленных масштабах не выращиваем. И не ставим себе такую цель. В этом нет производственной необходимости. Есть, например, Узбекистан, который активно поставляет нам зелень. Конкурировать с теми, у кого круглый год солнце, нет смысла. Мы запустили в Шемышейке теплицу по круглогодичному выращиванию зелени – салатов и других культур, которые нельзя вести на большие расстояния.

Импортные продукты должны быть на прилавке, чтобы покупатель все время сравнивал. Мы ради интереса посмотрели, сколько на территории области продается завозного картофеля. Причем он реализуется в основном в Пензе, Кузнецке, Заречном и других городах. Подсчитали и получилось, что в год у нас продается максимум 500 тонн импортного картофеля. У него есть свой покупатель, который и выбирает его. Но такой картофель стоит примерно 150 рублей.

Сейчас мы поставили оборудование по мойке овощей, поэтому у нас вскоре появится красивая  шлифованная морковь местного производства, которая будет хорошо упакована. Ради Бога. Есть желающие покупать — пожалуйста!

Мы посмотрели структуру экспорта-импорта в Пензенской области. Есть товары, по которым мы не можем перекрыть позиции, так как Россия — северная страна. Кто бы знал, что бананы у нас так полюбят. Если помните, цены на гречку сильно подскочили. А, оказывается, гречка в структуре расходов среднестатистического россиянина занимает всего 0,5%, в то время как бананы — 5%.

Тем не менее, по итогам 2016 года Пензенская область отправила на экспорт продукции в три раза больше, чем ввезла на свою территорию. То есть благодаря санкциям ситуация зеркально поменялась. До этого импорт преобладал. В этом году, думаю, ситуация будет аналогичная. Как и в целом по России. Страна уже становится экспортером не только зерновых, но и бобовых культур, растительного масла, сахара, мяса, кондитерских изделий, макарон, молочной продукции.

— Получается, Россия стала кормить другие страны.

— Так и должно быть.



Андрей Бурлаков    АПК    Сельское хозяйство    Инвестиции    Дамате    Экономика    растениеводство    Животноводство    сельхозпереработка    Интервью    Черкизово
Поделиться
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Мировые новости