Пензенские танцовщицы научили лошадей танцевать танго

Пензенские танцовщицы научили лошадей танцевать танго
06.10.2016 РИА Пензенской области.Спросите у любого конника, что такое левада. И вам скажут, что это огороженный участок для выгула лошадей. Иногда на нем еще тренируют их, проводят соревнования по конкуру, где основная задача всадника с лошадью — пройти заданный маршрут, преодолевая установленные препятствия. Но никогда левада не была танцевальной площадкой, сценой.
И вот – стала.
В Интернете появился видеоклип:  танцовщицы и  всадницы на лошадях под музыку  танцуют танго в леваде.  Когда я увидела ролик  впервые, подумала, что снят он где-нибудь в Испании. Там любят устраивать конные шоу. Да и девушки в испанских костюмах вроде бы подтверждали догадку. Каково же было мое удивление, когда  узнала, что клип  снят в нашей области в селе Вазерки. У этого клипа оказалась удивительная история.

Звезды Боня и Рая


Лошади Разбойница и Рапира известны не одному поколению пензенских кадетов-казаков. На них ребята под руководством тренеров-преподавателей  учились верховой езде. Спокойные умные лошади терпеливо сносили все ошибки юных наездников. И к тому же научились забавлять ребят своими умениями, освоив  элементы  высшей школы верховой езды:  пируэты, поклоны, испанский шаг с высоким выносом ноги. Однажды Рапира насмешила всех. На уроке физкультуры ученики на школьной спортплощадке никак не  могли научиться маршировать в ногу. И вдруг лошадь под всадником, видимо, насмотревшись на это «безобразие», без всякой команды  перешла на испанский шаг и таким вот «торжественным маршем» прошла перед изумленными ребятами. 
В связи с тем что кадетская школа переехала на новое место дислокации, лошади остались временно без конюшни. И их передали на ответственное хранение в  Вазерки. Но это ведь не мебель, не оборудование. Живые существа нуждаются в уходе.  И не только в корме или  чистке, но и в прогулках, тренировках. Этим и занимаются сейчас тренеры и волонтеры. Один из них, Александр Поляков, предоставил надлежащие условия для содержания животных в Вазерках, другие поддерживают их физические кондиции регулярными занятиями. 


Лошади стали главными звездами  клипа, остальные «артистки» подстраивались под них.  Поэтому расскажу о работе вороной  Разбойницы (вне сцены —  Бони) и гнедой Рапиры (в обиходе — Раи) подробнее. Обычные зрители могут и не заметить, а специалисты обязательно обратят внимание на то, что лошади работают без узды. Обычно используют уздечку, в рот животному вставляют металлический трензель, на переносицу давит недоуздок. С помощью  этих приспособлений всадник заставляет лошадь повиноваться. Животному это доставляет дискомфорт, а то и боль. Тренер-преподаватель Елена  Данилушкина  и вторая наездница, волонтер  Светлана Кузьмина, исповедуют другой стиль работы:  на шею лошади  надевается только специальный ошейник — кордео, с помощью которого всадник направляет ее движение.  Степень доверия и взаимопонимания между наездницами  и лошадьми  в данной случае должна быть очень велика.  Рая и Боня  еще никогда не подводили. Кстати, они родственницы,  Рапира — дочь Разбойницы.  Обе уже не молоды. Дочку можно сравнить с 40-летним человеком, а маму – с 80-летним. Но  в своем  возрасте они вполне подвижны, прыгучи, артистичны. И, по признанию девушек, которые снимались в клипе, лошади очень чувствительны к похвале и любят аплодисменты.
Как же встретились танцовщицы и лошади? Почему в результате получилось «Черное танго»? Начнем с того, что оно существовало и до того, как его «станцевали» лошади, — в постановке хореографа Дарины Петруниной  на сцене. Девушки из творческой группы «Dream up» танцевали его в костюмах черного цвета, и всегда оно вызывало эмоции у зрителей.  С Дариной познакомилась Светлана Кузьмина, которая занималась и танцами, и верховой ездой. Постепенно, шаг за шагом они пришли к решению сделать необычный  танец с участием лошадей. «Черное танго» по экспрессии, выразительности, акцентировании музыки подходило больше всего.

Азарт, работа, риск


— Мы несколько месяцев репетировали без лошадей, — рассказывает Дарина. Рассчитывали каждое движение, чтобы на площадке хватило места и танцовщицам, и животным. В конце концов пришли к выводу, что в номере должны участвовать не все танцовщицы, которые исполняли это танго на сцене (нас было 12 человек), а только три. 
— В это время шли тренировки лошадей, — вступает в разговор Светлана Кузьмина. — Мы размечали леваду, заставляли лошадей  запоминать, какой элемент им надо выполнить в том или ином месте площадки. 
— Запоминать? А это возможно? — удивляюсь я.
— Конечно. Это очень умные животные! — восклицает Елена Данилушкина. 
—  Когда они чувствуют, что на них смотрят, ими любуются, их хвалят, они стараются изо всех сил. Конечно,  не сразу все получалось. Прыгать через препятствие, закрытое   алым полотнищем, Рая сначала категорически отказалась. Мы заменили плащ лентами, она принюхивалась, жевала их, пробовала копытом. Потом, убедившись, что они не опасны, начала прыгать. Так дошло дело и до алого плаща…
Но танцовщицам Дарине Петруниной, Татьяне Кобляковой и Евгении Григорькиной тоже надо было преодолеть себя, чтобы не бояться близкого соседства с лошадьми.  Да и танец на земле, а не на деревянной сцене  тоже требовал навыка. 
— Самый страшный для нас момент —  прыжок лошади через плащ,  — рассказывает Дарина.  — Препятствие было достаточно высокое.  Мы заслоняли собой боковые стойки и стояли спиной к лошади. Не видели, как Рая разбегается, только слышали, как земля дрожит под ее копытами. А потом воздушный вихрь пронесся мимо нас. И так несколько дублей. Это были и азарт, и очень кропотливая тяжелая работа, и риск, конечно. 


Именно с этого прыжка и свечки участницы начали съемки клипа.  То есть с самых сложных  моментов, пока еще лошади были свежие, не уставшие.  Рая все попытки сделала филигранно. Это было важно, ведь ширина привычного для нее   препятствия почти в четыре раза больше, чем при съемке клипа. Боня по команде исправно делала свечу —  поднималась на дыбы.  Не подвели четвероногие артистки и в более легких элементах. Девушки-танцовщицы  свою часть танца провели безукоризненно. Съемки продолжались три часа. Устали до изнеможения все участники. На последний поклон склонились уже без сил. Но это был венец многомесячной подготовки. 
И теперь судьба  «Черного танго»  находилась в руках
видеооператора  Елены Куликовой.  


— Я понимала, какую работу мне предстоит сделать — смонтировать из множества снятых вразнобой эпизодов единый танец. Нужно было совместить музыкальные акценты с самыми выразительными элементами в исполнении лошадей,  — говорит Елена. — Танцовщиц я снимала и раньше, для меня это был уже знакомый материал. А вот с животными работала впервые. Самыми сложными для меня оказались не съемки прыжка или свечки, а монтаж поворота  (чтобы лошади  оказались голова к голове)  и так называемое осаживание (когда после четырех шагов вперед их просили сделать четыре назад). Пришлось повозиться, чтобы эти элементы были показаны  чисто, «актрисы» двигались в ногу. 
Видеооператор призналась, что бралась за работу над клипом только по вдохновению, чтобы передать в нем настроение всех участников.  На монтаж ушел целый месяц.  Премьера состоялась! 
Людмила Харлова.
Пенза
Поделиться
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Мировые новости